Нажмите клавишу «Enter», чтобы перейти к содержанию

Дэвид Боуи Биография книга

Дэвид Боуи Биография книга.rar
Закачек 1352
Средняя скорость 7950 Kb/s
Скачать

Дэвид Боуи Биография книга

Год издания: 1995
Автор: Джордж Тремлетт
Переводчик: A.Kharlab (Alex)
Жанр или тематика: Биография, музыка
Издательство: Самиздат, на русском языке книга не издавалась
Язык: Русский
Формат: PDF, FB2
Качество: Издательский макет или текст (eBook)
Интерактивное оглавление: Нет
Количество страниц: 360

Во время долгих интервью, которые я брал у Дэвида Боуи еще в самом начале его карьеры, мы говорили о всевозможных вещах: о рок-н-ролле, варьете, Джеке Керуаке, об Аллене Гинзберге, Жюльет Греко, Бертольде Брехте, о политике, Боге, наркотиках, о брачных узах, Джоне Ленноне, об Оскаре Уайльде, Андре Жиде, Дилане Томасе, Кафке, и о наших отцах…

Все началось с НЛО. Во время одного из наших первых разговоров Боуи попытался убедить меня в том, что он видит каждый вечер летающие тарелки, которые постоянно в одно и то же время появляются над его домом. Это был не первый раз, когда кто-нибудь из музыкантов пытался «толкнуть» мне подобную историю. Так что я спросил его, не живет ли он, случайно, неподалеку от аэропорта Хитроу. И поскольку я знал, какие наркотики он употребляет, то добавил, что лично я предпочитаю скотч.

Он обалдело посмотрел на меня и залился звонким смехом. Это был тот самый момент, когда начались наши НАСТОЯЩИЕ разговоры.

Еще раньше мы обнаружили между собой нечто общее. Боуи получил свое первое рок-н-ролльное впечатление от пластинки Литтл Ричарда, мне же вкус к року привила песня „Heartbreak Hotel» в исполнении Элвиса Пресли. И отец Дэвида, и мой отец потеряли много денег в шоу-бизнесе. Я был знаком с его отцом, а мой отец был другом тогдашнего менеджера Боуи, Кеннета Питта.

Эти беседы, которые я вел с будущей всемирной суперзвездой Дэвидом Боуи, через много лет подтолкнули меня к написанию моей первой книги о рок-музыке „David Bowie Story», изданной в 1974 году. И, в конечном счете, эти разговоры сподвигли меня на создание книги, которую я сейчас представляю вашему вниманию…

Дополнительная информация:

Тремлетт хорош тем, что он дает много сопутствующей информации, которая позволяет увидеть общую картину и понять ситуацию в музыкальном бизнесе в те времена. Плюс живой язык и увлекательный стиль изложения, несмотря на нестыковки в некоторых деталях. Кто-то из читателей наверняка возмутится по поводу неоднократного упоминания «длинного члена», я же, в данном конкретном случае, воспринимаю это как необходимую целостность образа. Как, например, комплимент длинным пальцам пианиста)))

Фотографии, которыми иллюстрирован текст, подобраны лично мной и не имеют никакого отношения к оригинальному изданию. Все авторские права принадлежат правообладателям, которым я не являюсь. Моя работа — литературное редактирование перевода и компьютерная верстка. Не для продажи.

Дэвид Боуи (фото приведено далее в статье) – британский исполнитель, автор песен и актер, известный своими драматическими музыкальными перевоплощениями, включая образ Зигги Стардаста. В Зал славы рок-н-ролла избран в 1996 г.

Дэвид Боуи: краткая биография

Называемый музыкальным хамелеоном из-за своей постоянно меняющейся внешности и звучания, будущая рок-звезда Дэвид Боуи родился в Лондоне 08.01.47. Настоящее имя британского певца – Дэвид Роберт Джонс. Он с раннего возраста проявил интерес к музыке и начал играть на саксофоне в 13 лет. На Дэвида значительное влияние оказал его сводный брат Терри, который был на девять лет старше и вовлек его в миры рок-музыки и литературы битников. Но Терри не был здоров. Он страдал психическим заболеванием, из-за которого его семья была вынуждена поместить его в психиатрическую лечебницу. Это преследовало Давида всю его жизнь. Терри покончил с собой в 1985 году. Трагедия легла в основу песни Боуи Jump They Say.

Окончив в 16 лет техническую школу Бромли, Дэвид начал работать художником. Он продолжал играть с рядом групп и организовал собственную под названием Davy Jones and the Lower Third. Тогда вышло несколько синглов, но ни один из них не дал так необходимого молодому исполнителю коммерческого импульса.

Начало карьеры

Из страха, что его будут путать с Дэйви Джонсом из группы «Манкис», начинающий артист сменил свою фамилию – его вдохновил нож, названный в честь американского народного героя 19-го века Джима Боуи.

В конце концов, Дэвид стал выступать один. Но после неудачного сольного альбома он временно покинул музыкальный мир. Как часто бывало в его дальнейшей жизни, эти годы оказались экспериментальными для молодого художника. В течение нескольких недель в 1967 году он жил в буддийском монастыре в Шотландии. Позже Боуи организовал собственную труппу пантомимы под названием Feathers.

К началу 1969 г. Боуи снова вернулся к музыке. Он подписал договор со звукозаписывающей компанией Mercury Records и летом вышел сингл «Космическая странность». Позже Боуи признался, что песня пришла к нему после просмотра киноленты Стэнли Кубрика «2001: Космическая одиссея». Композиция быстро нашла отклик у публики, в значительной части вызванный тем, что корпорация BBC использовала ее во время освещения посадки на Луну «Аполлона-11». Трек также пользовался успехом после выхода в США в 1972 году, поднявшись в хит-парадах на 15 место.

Следующий альбом Боуи «Человек, который продал мир» (1970) еще больше приблизил его к славе. Запись отличалась более тяжелым роковым звучанием, чем предыдущие композиции, и включала песню «Все сумасшедшие», посвященную его брату Терри. Следующая работа «Ханки Дори» (1971) включала два хита: заглавный трек, который был посвящен Бобу Дилану, Энди Уорхолу и Velvet Underground, и «Перемены», который стал воплощением самого Дэвида.

Зигги Стардаст

С ростом статуса знаменитости росло и желание Боуи постоянно держать поклонников и критиков в недоумении. В интервью журналу «Мелоди Мейкер» в январе 1972 г. он утверждал, что был геем, а затем ввел в поп-мир воображаемую рок-звезду Зигги Стардаста и его аккомпанирующую группу «Пауки с Марса». Альбом 1972-го года «Взлет и падение Зигги Стардаста и пауков с Марса» сделал его суперзвездой. Одетый в костюм из какого-то дикого будущего, британский певец ознаменовал новую эпоху в рок-музыке, которая, казалось, официально объявила о конце 1960-х годов и эпохи Вудстока.

Был ли геем Дэвид Боуи? Биография певца полна противоречивых фактов. В сентябре 1976 г. в интервью журналу «Плейбой» он заявил, что является бисексуалом. Согласно заявлению его первой жены, у Боуи была связь с Миком Джаггером. Однако в 1983 г. в интервью журналу «Роллинг Стоун» он сказал, что всегда был гетеросексуалом.

Больше перемен

Дэвид Боуи, биография которого отмечена частой сменой образов, так же быстро сменил и имидж Стардаста. Певец воспользовался своей популярностью и спродюсировал сборники Игги Попа и Лу Рида. В 1973 году он разогнал «Пауков с Марса» и положил на полку Зигги. Дэвид Боуи музыкальные произведения в стиле глэм-рока собрал в сборнике Alladin Sane (1973). Релиз включал композиции «Джинн Жан» и «Давай проведем ночь вместе», ставшие результатом его сотрудничества с Миком Джаггером и Китом Ричардсом. Примерно в то же время он проявил свою страсть к английской моде и выпустил Pin Ups, альбом кавер-версий на песни популярных групп, в том числе Pink Floyd и Pretty Things.

Покорение Америки

К середине 1970-х Боуи подверг себя полномасштабной переделке. Ушли в прошлое возмутительные костюмы и яркие декорации. Всего за два года он выпустил альбомы Diamond Dogs (1974) и «Молодые американцы» (1975). Первый из них вышел на первое место в Великобритании с хитами Rebel Rebel и Diamond Dogs, и на пятое — в США. Промо-тур по Северной Америке длился с июня по декабрь 1974 г. Высокобюджетная постановка сопровождалась театральными спецэффектами, но была омрачена психическими расстройствами, которыми страдал Дэвид Боуи. Документальный фильм Cracked Actor, снятый Аланом Ентобом, запечатлел бледного и истощенного певца, страдавшего тяжелой наркотической зависимостью. В альбоме «Молодые американцы» бэк-вокалистом был молодой Лютер Вандросс, а песня «Слава», написанная совместно с Карлосом Аломаром и Джоном Ленноном, стала первым американским синглом Боуи, который в чартах занял первую позицию.

После переезда в Лос-Анжелес Дэвид Боуи записал композицию Station to Station, что сделало пластиковую душу сборника «Молодые американцы» более авангардной, трек стал хитом. Вскоре Боуи решил, что город для него слишком скучный, и вернулся в Англию. После прибытия в Лондон он приветствовал толпы поклонников нацистским вскидыванием руки, что было проявлением растущего отрыва от реальности наркозависимого певца. Инцидент вызвал огромный скандал, и Боуи покинул страну, чтобы поселиться в Берлине, где жил и работал с Брайаном Ино.

В Берлине Дэвид пришел в себя, начал рисовать и изучать искусство. Он увлекся немецкой электронной музыкой, и Ино помог записать их первый совместный альбом Low. Выпущенный в 1977 году, релиз стал потрясающей смесью электронной музыки, попа и авангарда. Хотя сборник получил смешанные отзывы, он оказался одним из самых влиятельных альбомов конца 70-х, как и следующий за ним Heroes, выпущенный в том же году. В 1977 Боуи не только записал два сборника сольных композиций, но также продюсировал запись треков Игги Попа «Идиот» и «Жажда жизни» и анонимно гастролировал в качестве его клавишника. В том же году Дэвид возобновил свою актерскую карьеру, снявшись в фильме Just Gigolo с Марлен Дитрих и Ким Новак. На сцену он вернулся в 1978 года, начав международное турне, запись которого была выпущена в виде двойного альбома Stage.

В 1980 году Девид Боуи, биография которого вновь была связана с Нью-Йорком, выпустил сборник Scary Monsters. Релиз получил положительные отклики и включал сингл «Пепел к пеплу», своего рода новую версию ранней композиции «Космическая странность». Релиз сопровождался рядом инновационных видео (Fashion, DJ, Ashes to Ashes), ставших основой раннего MTV.

Три года спустя Боуи записал альбом «Давайте танцевать» (1983), в котором было множество хитов, таких, как «Современная любовь» и «Китаянка», и виртуозная игра на гитаре Стиви Рэя Вона.

Работы в кино

Конечно, музыка – не единственное, чем увлекался Дэвид Боуи. Биография певца отмечена его участием во многих художественных фильмах. Любовь к кино помогла ему получить главную роль в ленте 1976-го года «Человек, который упал на Землю». В 1980 году Боуи выступил на Бродвее в пьесе «Человек-слон», и его исполнение было положительно оценено критиками. В 1986 г. он снялся в роли короля гоблинов Джарета в приключенческом фэнтези «Лабиринт» режиссера Джима Хенсона и продюсера Джорджа Лукаса. Актер выступал с юной Дженнифер Коннели и куклами в картине, которая стала классикой 1980-х годов. Just a Gigolo (1978), Merry Christmas, Mr. Lawrence, Hunger (1983), Linguini Incident (1991) – картины, в которых главную роль исполнял Дэвид Боуи. Фильмы, в которых он сыграл эпизодические роли – «Последнее искушение Христа» (1988) и Zoolander (2001). Кроме того, британский певец участвовал в нескольких телесериалах, а также документальных лентах о его карьере.

На спаде популярности

В течение следующего десятилетия Дэвид Боуи фильмы и музыку пытался совмещать, что негативно сказалось на его популярности. Музыкальная карьера артиста пошла на спад. Его сторонний проект с музыкантами Ривом Гэбрелсом и Тони и Хантом Сэйлсами, известными как Tin Machine, дал два одноименных альбома в 1989 и 1991 гг., которые оказались провальными. Разрекламированный сборник 1993-го года Black Тіе White Noise, который Дэвид Боуи назвал свадебным подарком для своей новой супруги супермодели Иман Абдулмаджид, также с трудом боролся за внимание меломанов.

Как ни странно, самым популярным творением Дэвида этого периода были облигации, обеспеченные роялти от его работ до 1990 года. Боуи выпустил ценные бумаги в 1997 году и заработал 55 млн долларов от их продажи. Права на песни были ему возвращены, когда срок действия облигаций истек в 2007 году.

Последние годы

В 2004 г. Боуи, выступая на сцене в Германии, перенес сердечный приступ. Он полностью выздоровел и вновь принялся за работу с группой Arcade Fire и американской актрисой Скарлетт Йоханссон над ее альбомом Anywhere І Lay Му Head (2008) – сборником кавер-версий композиций Тома Уэйтса.

Дэвид Боуи в 2006 г. был удостоен премии «Грэмми». Он не давал о себе знать в течение нескольких лет вплоть до выхода альбома 2013 года, который на следующий же день взлетел до второго места в чартах Billboard. В следующем году Боуи выпустил сборник лучших песен «Ничего не изменилось», на котором была представлена новая песня «Сью». В 2015 году он участвовал в постановке рок-мюзикла «Лазарь» с Майклом Холлом в главной роли, который освежил образ его героя из фильма «Человек, который упал на Землю».

Свой последний альбом «Блэкстар» Боуи выпустил 08.01.16, когда ему исполнилось 69 лет. Критик из «Нью-Йорк Таймс» отметил, что это «странная, дерзкая и, в конечном итоге, полезная работа с настроением, созданным горьким осознанием смертности». Лишь несколько дней спустя мир узнал, что альбом записывался в сложных условиях.

Смерть и посмертные награды

Икона поп-музыки скончался 10.01.16, через два дня после собственного 69 дня рождения. Пост на его странице в Facebook гласил, что певец тихо скончался в кругу семьи после полутора лет борьбы с раком. Без мужа и отца остались жена Дэвида Боуи Иман, его сын Дункан Джонс, дочь Александрия и приемная дочь Зулеха Хейвуд. Наследие музыканта составили 26 выпущенных альбомов. Его продюсер и друг Тони Висконти написал на Facebook, что «Блэкстар» стал «прощальным подарком».

Смерть Дэвида Боуи поразила его друзей и поклонников. Игги Поп написал в «Твиттере», что дружба с ним была светом в его жизни. Он никогда не встречал такую гениальную личность. «Роллинг Стоунз» запомнили его «прекрасным и добрым человеком», который был «по-настоящему оригинальным». И даже те, кто не знал его лично, ощутили на себе влияние его творчества. Канье Уэст написал в «Твиттере»: «Дэвид Боуи был одним из моих самых важных источников вдохновения». По словам Мадонны, этот великий артист изменил ее жизнь.

В феврале 2017 года последняя работа Боуи победила в категориях «Грэмми» в номинациях «Лучшее оформление», «Лучший инжиниринг», «Лучшее рок-выступление», «Лучший альбом альтернативного рока» и «Лучшая рок-композиция».

Дэвид Боуи: биография. Семья

В конце 1960-х британский певец встретил американскую топ-модель Анджелу Барнетт. Их свадьба состоялась 19.03.70, и 30 мая 1971 г. у пары родился сын. В 1980 году они развелись. Сын Боуи сейчас известен под своим настоящим именем Данкан Джонс.

24 апреля 1992 г. в Лозанне Дэвид женился на американо-сомалийской модели Иман. Свадьба состоялась 6 июня во Флоренции. В августе 2000 года у пары появилась дочь Александрия Захра Джонс. Супруги жили в Нью-Йорке и Лондоне, и владели апартаментами в Сиднее.

10 июля 2016, ровно через 6 месяцев после смерти Девида Боуи, у него родился внук, отцом которого стал Данкан.

Paul Morley. The Age of Bowie. How David Bowie Made A World Of Difference. London: Simon & Schuster UK, 2016

Тем более что Пол Морли — человек далеко не случайный. Музыкальный критик и радиоведущий, он помогал Грейс Джонс с ее биографией, написал историю Joy Division и еще несколько книг по истории популярной музыки, а свое первое интервью делал с Марком Боланом из T-Rex. Ко всем этим талантам он еще и куратор выставок — в частности, для гастролирующей по миру всеохватной выставки David Bowie Is написать тексты для каталога его пригласил сам герой этой выставки.

В предисловии Морли замахивается широко, объем, благо, позволяет (это не 88 страниц переведенного у нас почему-то «Боуи» С. Кричли) — в своем почти культурологическом эссе-предисловии (цитаты из Элиота и Библии прилагаются) он размышляет, как по Боуи можно проследить изменение мира, изучить механизм его воздействия на массы, выстроить концепцию разных Боуи.

И он действительно пытается определить феномен Боуи совершенно разными методами. Его музыку — как «музыку если», как попытку, например, объединить Шонберга и Литтла Ричарда, стиль хиппи и авангарда, фундированно сравнивает Боуи с Бодлером. Он вообще несколько раз — и это говорит о сложности самого объекта — подступается к Боуи, определяя его через соположение разнопорядковых вещей. «Между губной помадой и Японией, нежностью и революционным инстинктом, до и после, клоун и мим, джаз и мечта, Курт Вайль и The Who, Брехт и Бэсси». В отвалах банальных рассуждений тут у Морли настоящие брильянты находок — например, что последний, вышедший за несколько дней до смерти, альбом Боуи назвал символом (Черной звездой), ибо уже записал соответствующее буквам в английском алфавите количество альбомов и — начинал новый алфавит.

Морли можно понять. Ведь о Боуи писать на первый взгляд очень легко — только перечислить через запятую, в чем он был первым, на скольких оказал влияние, со сколькими пел и сколько даже самых великих в роке и попе носят тишотки I Still Miss David Bowie, и даже эпитеты не нужны. И поэтому на самом деле очень сложно. Еще и потому, что Боуи для автора действительно очень любимый музыкант и чрезвычайно близкий культурный объект. Он рассказывает, как в день смерти Боуи ему нужно было ехать на радио читать заготовленное им выступление, но с утра начал разрываться телефон: все СМИ, с кем он сотрудничал, хотели, чтобы он сказал/написал что-то по случаю его смерти. Он не хотел произносить что-то по поводу, на большее же не хватало пока сил, поэтому просто отключил мобильный. И только вечером согласился по просьбе близкого друга и коллеги выступить в одной ТВ программе.

Перемежая текст рассуждениями, «отвлечениями» в духе тех, что больше самого рассказа любил Холден Колфилд, и своими блербами-фразами для выставки («Дэвид Боуи думает, кто же он сегодня», «Дэвид Боуи — картина будущего», «Дэвид Боуи танцует с дьяволом, но ее ноги из ртути, а его ноги она превращает в грязь», «Дэвид Боуи – это Льюис Кэрролл, поющий Жака Бреля» и т. д.), автор доходит до собственно начала жизни Боуи и подает ее вполне традиционно. Послевоенный Лондон со всеми его ограничениями и дефицитами, довольно традиционный, не сказать тухлый район Брикстон.
Англиканский, католический и еврейский религиозный бэкграунд. Брат с умственными отклонениями (тетя вообще подверглась лоботомии), сложности в понимании с отцом да и матерью. Радость, когда в результате травмы один глаз Дэвида стал отличаться от другого — «он никогда не хотел быть просто человеком». Свободная, но все равно нудная работа в рекламном агентстве. Запойное чтение (в самом конце книги дан и список из 100 любимых книг Боуи), изучение тибетского буддизма, осваивание искусства мима с Марсо. Транспортировка травы на розовом велосипеде. Довольно трудные попытки пробиться, играя пока со своими первыми командами чужие еще блюзы, выезжая максимум в почти благотворительные в плане выручки туры с Марианной Фэйтфулл.

Но приходит первая яркая слава и — повествование делает (один из многих предстоящих) поворотов. Теперь каждая глава размечена погодично, с явным упором на то, какой альбом в этом году выпустил Дэвид. И тут Морли «дорывается», начинает разбирать каждую песню, перечисляет всех музыкантов, детально повествует, что нового провернул Боуи именно на этой записи. Бонусом к каждой главе — список выпущенных в этом году значимых альбомов других групп (с чаще едкими, но и иногда и благосклонными мини-рецензиями) и список топ-хитов.

Биография Боуи отходит на второй план. Впрочем, это имеет под собой основание, ведь, (пре)осуществившись, Боуи полностью растворился в работе, самореализации. Первая жена Боуи Энджи говорила, что не ревнует к Боуи, все равно для него важна только его работа. Ведь «в текстах для своих песен он создал собственную территорию, которая не была поэзией или словами для песни, но чем-то между… А сама идея Боуи была в великой песне, видеоклипе, альбоме»… Синкретическое искусство, да.

Факты сменяются фактоидами. Как Боуи танцевал голым в квартире у знакомого музыканта-гея или изрядно шокировал всех, снимаясь или расхаживая в женских платьях (Мик Джаггер как-то вышел на сцену все же не в платье, а в а-ля длинной тунике, да и первым из мужчин на обложке Vogue появился именно Боуи). Как в первый раз Боуи заявился на Фабрику Уорхола — и совсем не понравился тому. Как на два месяца съемок Боуи взял с собой 400 книг. Или как делал интервью с Трики, Бальтюсом или Берроузом — о порно, КНР и США, о том же Уорхоле. О романе, в духе прожившего несколько лет с трансвеститом Лу Рида, с одним из первых трансгендеров, датчанином, владельцем гей-клуба в Берлине.

И вдруг новый нарративный кульбит. Морли и раньше вполне позволял себе критику своего кумира (навязывался Уорхолу, довольно стереотипичной изобразил Америку, а уж за дуэт Under Pressure с Фредди Меркьюри распекал несколько страниц, Queen на дух явно не перенося). И даже есть несколько моментов, когда ты, сам Боуи боготворящий, вдруг задумываешься, таким ли он был хорошим — в своей бесконечной погоне за всем передовым (свой сайт и онлайн-продажи альбома одним из первых, выпуск же именных акций никто, кажется, из рокеров не повторил), с любовью к эстетике нацизма, уволивший менеджера, одержимый манией преследования, сохранивший (та самая выставка «Дэвид Боуи — это …») весь свой архив вплоть до квитанций и билетов… Но у Морли другая, истинно фанатская претензия: альбомы Боуи, начиная с 80-х, где-то после «берлинской трилогии» (Low, «Heroes» и Lodger) он не признает. Считает их более поп, чем рок, более Bowie-style, работой на публику, а не на разрыв канона, и, главное, не прорывающимися на «ту сторону», которую проповедовал Джим Моррисон. Поэтому не удивляйтесь, если про Let’s Dance, Earthling или Reality найдешь не целую главу, а один-два абзаца (ситуация выправится к «Черной звезде» — этот альбом автор заслуженно обожает). И после альбома Scary Monsters (and Super Crips) начнется набор сюрреалистических блербов, рассказ о выставке, анкеты-опросники, карточки для фанатов всех возрастов «что значит для вас Боуи», теоретизирование над «вопросом Боуи» и прочее.

Но эта биография действительно настоящая энциклопедия Боуи. При том, что при всей неохватности, разнообразности и даже таинственности Боуи таковой в принципе не может быть. Боуи и, что не менее ценно, всего, что он (черная звезда!) вовлекал в свою орбиту, поглощал и вдохновенно утилизировал: сколько тут музыки, которую слушал Боуи, его путешествий («Обязательно путешествовать. Необязательно жить»), книг и фильмов… Даже Берлин Боуи, где они записывались-отрывались с Игги Попом («день на кутеж, день на восстановление и день на работу»), c его маршрутом от студии Ханса, через бар геев и трансвеститов за углом до Берлинской стены, где Боуи как-то обнаружил собственное имя со свастиками.


Статьи по теме