Нажмите клавишу «Enter», чтобы перейти к содержанию

Интересные книги для Чтения Классика

Интересные книги для Чтения Классика.rar
Закачек 1035
Средняя скорость 6849 Kb/s
Скачать

Интересные книги для Чтения Классика

Перед вами список 100 лучших книг, составленный по результатам голосования посетителей сайта «100 лучших книг всех времен». В голосовании участвуют литературные произведения любой длины, любого жанра, написанные на любом языке в любой период времени.

Участники голосования сами решают, что понимать под словами «лучшие книги». Вы можете добавить в список и проголосовать как за самое эпохальное с вашей точки зрения литературное произведение, так и за просто интересную книгу, которую можете перечитывать раз за разом. Система голосования позволяет голосовать как «за», так и «против». Онлайн голосование является бессрочным, результаты обновляются немедленно в режиме реального времени.

Классическая литература глубока по содержанию, в ней поднимаются важные социальные и философские проблемы. Однако для многих людей она ассоциируется со скукой. Десять книг докажут, что классика тоже может быть увлекательной.

1. «Айвенго», Вальтер Скотт

Весь романтический пафос, которым окутаны Средние века, представлен в «Айвенго». Доблестные рыцари, прекрасные дамы, осады замков и политические тонкости вассальных отношений — всё это нашло место в романе Вальтера Скотта.

Во многом именно его творение и способствовало романтизации Средневековья. Автор описал исторические события, которые затрагивают период в истории Англии после Третьего крестового похода. Конечно, не обошлось без серьёзных художественных импровизаций и вымысла, но от этого история стала только увлекательнее и прекраснее.

2. «Мёртвые души», Николай Гоголь

В эту подборку нельзя было не включить наиболее известное творение Николая Васильевича Гоголя. Для многих школьников изучение «Мёртвых душ» является самым ярким событием на уроках литературы.

Николай Гоголь — один из немногих классиков, который умел писать о проблемах мещанского быта и России в целом в столь саркастично-непосредственном тоне. Здесь нет ни эпичной тяжеловесности Толстого, ни нездорового психологизма Достоевского. Читать произведение легко и приятно. Однако вряд ли кто-либо откажет ему в глубине и тонкости подмеченных явлений.

3. «Всадник без головы», Майн Рид

Приключенческий роман «Всадник без головы» многослоен: в нём переплелись мистические, детективные и любовные мотивы. Сюжетные хитросплетения создают интригу и держат в напряжении до самых последних страниц книги. Кто же этот безголовый всадник? Привидение, плод воображения героев или чей-то коварный трюк? Вы вряд ли заснёте, пока не получите ответ на этот вопрос.

4. «Посмертные записки Пиквикского клуба», Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс был крайне популярен при жизни. Люди ждали его следующих романов примерно так же, как мы сейчас ждём выхода каких-нибудь «Трансформеров». Образованная английская публика любила его книги за неподражаемый стиль и сюжетный динамизм.

«Посмертные записки Пиквикского клуба» — самое смешное произведение Диккенса. Приключения английских снобов, провозгласивших себя исследователями человеческих душ, полны нелепых и комичных ситуаций. Социальная проблематика, безусловно, здесь присутствует, но подана она в такой простой форме, что не полюбить английского классика после прочтения просто невозможно.

5. «Госпожа Бовари», Гюстав Флобер

«Госпожа Бовари» по праву считается одним из величайших романов мировой классики. Это звание нисколько не умаляет увлекательность творения Флобера — вызывающая история любовных приключений Эммы Бовари смела и дерзка. После публикации романа писатель даже был привлечён к судебной ответственности за оскорбление нравственности.

Психологический натурализм, которым пронизан роман, позволил Флоберу ярко раскрыть проблему, актуальную в любую эпоху, — конвертируемость любви и денег.

6. «Портрет Дориана Грея», Оскар Уайльд

Самое известное произведение Оскара Уайльда задевает за живое глубоко проработанным образом главного героя. Дориан Грей, эстет и сноб, обладает чрезвычайной красотой, которая контрастирует с развивающимся в течение сюжета внутренним уродством. Упиваться наблюдением за нравственным падением Грея, аллегорически отражённом в визуальном изменении его портрета, можно часами напролёт.

7. «Американская трагедия», Теодор Драйзер

«Американская трагедия» — изнанка американской мечты. Стремление к состоятельности, уважению, положению в обществе, деньгам свойственно всем людям, однако для большинства путь наверх закрыт по умолчанию в силу разных причин.

Клайд Гриффитс — выходец из низов, который всеми силами пытается пробиться в высшее общество. Он готов на всё ради своей мечты. Но общество с его идеалами успешности как абсолютной жизненной цели само является катализатором нарушения морали. В итоге Клайд преступает закон, чтобы достичь своих целей.

Роман Драйзера трагичен в классическом, древнегреческом смысле. Главную роль играет рок, человек оказывается марионеткой в руках судьбы. Надежда на победу человека над неизбежным и сопереживание главному герою заставят читателя одолеть произведение в кратчайший срок.

8. «Похождения бравого солдата Швейка», Ярослав Гашек

В начале Первой мировой войны солдат Швейк, охваченный патриотическим долгом, по собственной воле отправляется в армию. Однако цели своей он не достигает — военный комиссариат принимает его рвение служить Отчизне за признак идиотизма. Так Швейк попадает в сумасшедший дом, где его провозглашают симулянтом. В результате бравый вояка всё же попадает в армию.

Это лишь начало сатирического романа Гашека, каждая страница которого заставит смеяться в голос даже самого серьёзного читателя.

9. «Лолита», Владимир Набоков

Набоков славится своей любовью к игре со словами, витиеватым описаниям и яркой звучности слога. Иногда форма для него главнее содержания. Язык «Лолиты» также бесконечно многообразен и полифоничен. Однако этот роман никак нельзя назвать скучным.

В классической литературе сложно отыскать сюжет, который был бы посвящён теме педофилии. Набоков довольно откровенно описывает сексуальное влечение главного героя Гумберта к 12-летней девочке.

После выхода романа разразился огромный скандал, благодаря которому Набоков сделал себе имя в Америке.

10. «Убить пересмешника», Харпер Ли

«Убить пересмешника» — роман автобиографический. Харпер Ли описала свои воспоминания о детстве. В итоге получилась история с антирасистским посылом, написанная простым и доступным языком. Читать книгу полезно и интересно, её можно назвать учебником нравственности.

Не так давно вышло продолжение романа под названием «Пойди поставь сторожа». В нём так сильно вывернуты наизнанку образы персонажей классического произведения писательницы, что когнитивного диссонанса при чтении не избежать.

Elle.ru выбрал самые значимые книги, которые необходимо прочитать каждому.

Для того, чтобы стать умным, достаточно прочитать десять книг, но чтобы найти их, нужно прочитать тысячи. Elle.ru выбрал десять самых главных книг мировой классики, которые оказали влияние на развитие истории и стали точкой отсчета новой эпохи на страницах и в умах современников.

Древняя Греция

Гомер «Одиссея» и «Илиада»

Действительно ли Гомер написал эти поэмы? Был ли он слепым? И существовал в принципе? Эти и другие вопросы до сих пор остаются без ответа, но меркнут перед лицом вечности и ценности самих текстов. Эпическая «Илиада», рассказывающая о Троянской войне, долгое время была более известна, чем «Одиссея», и в большей степени повлияла на европейскую литературу. Зато странствия Одиссея, написанные простым языком, — это почти роман, возможно, первый из дошедших до нас.

Великобритания

Чарльз Диккенс «Приключения Оливера Твиста»

Новаторский роман, показывающий реальную жизнь без прикрас, Диккенс сочинил в возрасте 26 лет. Сильно напрягать воображение ему не пришлось: главный герой, живший в нищете — это сам автор, чья семья разорилась, когда будущий писатель был совсем ребенком. И даже фамилию главного злодея Фейгина Диккенс взял из жизни, позаимствовав, впрочем, у лучшего друга.

Выход «Оливера Твиста» произвел в Англии эффект разорвавшейся бомбы: общество, в частности, наперебой обсуждало — и осудило — детский труд. Благодаря роману читатели узнали, что литература может выполнять функции зеркала.

Джейн Остин «Гордость и предубеждение»

Краеугольный для британской литературы текст, столь же классический, что и «Евгений Онегин» в России. Тихая домашняя барышня Остин написала «Гордость» совсем юной, но опубликовала лишь спустя 15 лет, после успеха книги «Разум и чувства». Феномен Остин, кроме всего прочего, в том, что почти все ее романы — классика, но «Гордость и предубеждение» выделяются на общем фоне наличием одной из самых удивительных пар в мировой литературе — Элизабет Беннет и мистера Дарси. Дарси и вовсе имя нарицательное, без него Британия — не Британия. Вообще, «Гордость и предубеждение» — тот самый случай, когда вывеска «женский роман» вызывает не ухмылку, а восхищение.

Иоганн Вольфганг фон Гете «Фауст»

Последнюю, вторую часть «Фауста» 82-летний Гете закончил за полгода до смерти. Начал же работу над текстом, когда ему было двадцать пять. Всю доставшуюся от педанта-отца скрупулезность, работоспособность и внимание к деталям Гете вложил в этот амбициозный труд. Жизнь, смерть, мироустройство, добро, зло — «Фауст», как и «Война и мир», по-своему является исчерпывающей книгой, в которой каждый найдет ответы на любые ответы.

Эрих Мария Ремарк«Триумфальная арка»

«Один из двух всегда бросает другого. Весь вопрос в том, кто кого опередит», «Любовь не терпит объяснений. Ей нужны поступки» — роман Ремарка из тех книг, что расходятся на цитаты. История любви в осажденном немцами Париже вскружила голову не одному поколению читателей, а роман автора с Марлен Дитрих, и устойчивые слухи, что именно Дитрих стала прототипом Жоан Маду, лишь добавляют очарования этой прекрасной книге.

Федор Михайлович Достоевский «Преступление и наказание»

Федор Достоевский писал этот роман вынужденно, из-за нужды в деньгах: карточные долги, смерть брата Михаила, оставившая его семью без средств. Сюжет «Преступления и наказания» был «вдохновлен» делом Пьера Франсуа Ласьера, французского убийцы-интеллектуала, считавшего, что в его деяниях виновато общество. Сочинял Достоевский частями, каждая из которых печаталась в журнале «Русский вестник». Позже роман вышел отдельным томом, в новой, сокращенной автором редакции, и начал самостоятельную жизнь. Сегодня «Преступление и наказание» — часть мировой классики, один из символов русской литературы и культуры в целом, переведенный на множество языков и многократно экранизированный (вплоть до одноименного комикса манга).

Лев Николаевич Толстой «Война и мир»

Эпический четырехтомный шедевр, писавшийся с нескольких заходов, в итоге занял у Толстого без малого шесть лет. «Войну и мир» населяют 559 героев, имена главных из них, — Безухов, Наташа Ростова, Болконский, стали нарицательными. Этот роман — масштабное (многие считают, что и вовсе исчерпывающее) высказывание обо всем на свете — войне, любви, государстве и т.д. Сам автор довольно быстро охладел к «Войне и миру», спустя несколько лет назвав книгу «многословной», а в конце жизни — просто «ерундой».

Габриэль Гарсиа Маркес «Сто лет одиночества»

Сага семейства Буэндиа — второй по популярности текст на испанском языке во всем мире (первый — «Дон Кихот» Сервантеса). Образец жанра «магический реализм», ставшего своего рода брендом, объединяющим совсем разных авторов, таких как Борхес, Коэльо и Карлос Руис Сафон. «Сто лет одиночества» написан 38-летним Маркесом за полтора года; чтобы написать эту книгу, отец двух детей бросил работу и продал машину. Роман вышел в 1967-м, сначала продавался кое-как, но в итоге обрел мировую славу. Общий тираж «Ста лет» на сегодня — 30 миллионов, Маркес — классик, лауреат всего на свете, включая Нобелевскую премию, писатель-символ, сделавший для родной Колумбии больше, чем кто-либо. Именно благодаря Маркесу мир знает, что в Колумбии есть не только наркобароны, но и фантастическая во всех смыслах литература.

Аргентина-Франция

Хулио Кортасар «Игра в классики»

Формально к родной для Кортасара Аргентине действие книги имеет мало отношения, но дух все того же магического реализма витает над каждой страницей, даже если речь идет о Париже. А еще это непростой во всех отношениях роман, предлагающий читателю поиграть в процессе чтения. «Я писал длинные пассажи «Игры…» без какой-либо идеи относительно того, где они могли быть расположенными или какова была их причина», — напишет позже Кортасар. Жизнь главного героя Орасио Оливейра и его богемных друзей в Париже затягивает как в омут, а открытый финал лишает покоя. Знаменитый художник Пабло Неруда утверждал: «Кто не читал Кортасара, тот обречен». Высокопарно, но в целом по делу.


Статьи по теме